Актуальные задачи Банка России по наблюдению в Национальной Платежной системе

П. А. Тамаров, начальник Управления регулирования надзора и наблюдения в национальной платежной системе Департамента регулирования расчетов Банка России, кандидат технических наук.

Задачи практической реализации наблюдения в национальной платежной системе требуют дальнейшей проработки, конкретизирующей требования законодательства и нормативных актов Банка России. Они в немалой степени связаны с применением международных стандартов и лучшего мирового опыта. В статье рассмотрены возможные решения указанных задач, учитывающие необходимость стратегического планирования в развитии национальной платежной системы.

Objectives of real implementation of oversight in the national payment system require further elaboration, concretizing the require-ments of legislation and the Bank of Russia regulations. They are very connected with the application of international standards and the best world practice. The article discusses the possible solutions of the above objectives, taking into account the need for strategic planning in the development of the national payment system.

Ключевые слова: платежная система; ключевые принципы для системно значимых платежных систем; наблюдение за пла-тежными и расчетными системами; стратегия развития; политика наблюдения.

Key words: payment system; core principles for systemically important payment systems; payment and settlement systems oversight; strategy of development; oversight framework.

Принятой Банком России в марте 2013 г. Стратегией развития национальной платежной системы (далее -Стратегия развития НПС) [1, с. 31-34] предусмотрено направление, в рамках которого при совершенствовании правовой базы национальной платежной системы России (далее -НПС) будут использованы международные стандарты, в том числе «Принципы для инфраструктур финансового рынка» [2; 3]. Формы и характер применения таких стандартов в НПС будут базироваться на действующем законодательстве о НПС и мировом опыте применения международных стандартов.

П. А. Тамаров, начальник Управления регулирования надзора и наблюдения в национальной платежной системе Департамента регулирования расчетов Банка России, кандидат технических наук.

Задачи практической реализации наблюдения в национальной платежной системе требуют дальнейшей проработки, конкретизирующей требования законодательства и нормативных актов Банка России. Они в немалой степени связаны с применением международных стандартов и лучшего мирового опыта. В статье рассмотрены возможные решения указанных задач, учитывающие необходимость стратегического планирования в развитии национальной платежной системы.

Objectives of real implementation of oversight in the national payment system require further elaboration, concretizing the require-ments of legislation and the Bank of Russia regulations. They are very connected with the application of international standards and the best world practice. The article discusses the possible solutions of the above objectives, taking into account the need for strategic planning in the development of the national payment system.

Ключевые слова: платежная система; ключевые принципы для системно значимых платежных систем; наблюдение за пла-тежными и расчетными системами; стратегия развития; политика наблюдения.

Key words: payment system; core principles for systemically important payment systems; payment and settlement systems oversight; strategy of development; oversight framework.

Принятой Банком России в марте 2013 г. Стратегией развития национальной платежной системы (далее -Стратегия развития НПС) [1, с. 31-34] предусмотрено направление, в рамках которого при совершенствовании правовой базы национальной платежной системы России (далее -НПС) будут использованы международные стандарты, в том числе «Принципы для инфраструктур финансового рынка» [2; 3]. Формы и характер применения таких стандартов в НПС будут базироваться на действующем законодательстве о НПС и мировом опыте применения международных стандартов.

Правовые основы наблюдения в НПС. Федеральный закон от 29.06.2011 № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» (далее - Закон о НПС) включает целый ряд норм, соответствующих международным стандартам и лучшей мировой практике в сфере платежных систем, а также отражающих первостепенную роль Банка России как регулятора и органа надзора/наблюдения в НПС [4, с. 30-34]. Полномочия Банка России позволяют в рамках наблюдения в НПС гибко использовать лучший международный опыт, учитывая как текущие практические задачи, так и перспективы развития. К числу таких полномочий можно, в частности, отнести право Банка России:

  • устанавливать порядок осуществления наблюдения в НПС (ст. 35.II );
  • запрашивать информацию о платежных услугах и услугах платежной инфраструктуры (ст. 35.3, 35.4);
  • издавать рекомендации Банка России по использованию стандартов или лучшей мировой и отечественной практики, а также определять степень соответствия (т. е. оценку) наблюдаемых организаций и связанных с ними объектов на-блюдения этим рекомендациям (ст. 35.5);
  • осуществлять оценку в соответствии с методиками, опубликованными в официальном издании Банка России (ст. 35.6).

Наличие вышеуказанных полномочий дает Банку России возможность, анализируя международную практику и соотнося ее с текущими задачами в национальной платежной системе, применять наиболее эффективные решения в организации Банком России наблюдения. Согласно Закону о НПС (ст. 31.5) наблюдению подлежит деятельность следующих институтов:

  • наблюдаемых организаций, к числу которых относятся операторы по переводу денежных средств (операторы ПДС), операторы платежных систем (операторы ПС) операторы услуг платежной инфраструктуры (операторы УПИ); ими могут быть как кредитные организации, так и организации, таковыми не являющиеся;
  • других субъектов НПС, не являющихся кредитными организациями, включая банковских платежных агентов (субагентов), платежных агентов, организаций федеральной почтовой службы при оказании ими платежных услуг.

Вместе с тем наблюдение призвано обеспечить развитие платежных систем и платежных инфраструктур (табл. 1), являющихся согласно Закону о НПС объектами наблюдения, тем самым подразумевается взаимосвязанная деятельность наблюдаемых организаций. В целом основная цель деятельности по наблюдению - совершенствование услуг, оказываемых субъектами НПС. Необходимо в связи с этим отметить, что деятельность платежных агентов и органов федеральной почтовой службы регулируется иными законами Российской Федерации, но согласно Закону о НПС Банк России может осуществлять наблюдение за ними.

В отличие от услуг платежной инфраструктуры, предоставление которых предусмотрено для операторов УПИ и регулируется Законом о НПС только в рамках платежных систем, оказание платежных услуг операторами ПДС, а также иными субъектами НПС, не ограничивается их участием в ПС. Могут реализовываться различные формы согласованного взаимодействия (далее - ФСВ) субъектов НПС для осуществления перевода денежных средств, в частности, в рамках квазисистем , которыми именуются крупные банки-корреспонденты, а также платежных схем [6], обычно рассматриваемых в контексте систем международных платежных карт.

Согласно Закону о НПС приоритетным является наблюдение за значимыми платежными системами, в отношении которых осуществляются мониторинг, оценка и при необходимости инициирование изменений (ст. 35.2). Вместе с тем задача мониторинга, в целом реализуемого при наблюдении в НПС, определена более широко: она распространяется на платежные системы и инфраструктуры, не являющиеся значимыми, на наблюдаемые организации и другие субъекты НПС (см. рис.). В рамках мониторинга Банк России вправе запрашивать информацию об оказываемых платежных услугах и услугах платежной инфраструктуры.

Субъекты НПС могут выполнять различные функции в зависимости от их роли в платежных системах и значимости этих платежных систем. Одни из них могут входить только в группу субъектов НПС, не включенных в платежные системы (группа «других ФСВ»), не оказывающих услуги в рамках платежных систем. Другие могут входить в две или даже в три группы, если их услуги предоставляются в платежных системах (группы значимых платежных систем и не являющихся значимыми). Важным является тот факт, что границы между указанными группами согласно Закону о НПС определяются Банком России путем установления определенных значений (критериев). Тем самым Банку России даны полномочия по определению субъектного состава НПС, отражающего единство его институциональных и инфраструктурных характеристик. Установление границы между платежными системами и другими ФСВ связано с определением размера (значения) критерия для регистрации платежных систем. Размер значения переводов денежных средств, определенный Указанием Банка России от 02.05.2012 № 2814-У «О размере значения переводов денежных средств, при превышении которого оператор по переводу денежных средств обязан обеспечить направление в Банк России заявления о регистрации оператора платежной системы», при превышении которого согласно ст. 15.39 Закона о НПС оператор ПДС обязан обеспечить направление в Банк России заявления о регистрации оператора ПС, является по существу критерием образования платежной системы (далее Критерий 1). Установление границы для значимых платежных систем определено согласно ст. 22 Закона о НПС путем установления качественных и количественных критериев, при этом количественные значения размеров указанных критериев (далее Критерии 2) определены Указанием Банка России от 02.05.2013 № 2815-У «Об установлении значений критериев для признания платежной системы значимой».

Как следует из ст. 35 Закона о НПС и Положения Банка России от 31.05.2012 № 380-П «О порядке осуществления наблюдения в национальной платежной системе» (далее -Положение 380-П), цели, виды и формы деятельности, осу-ществляемой в рамках наблюдения в НПС Банком России, различны по отношению к разным группам субъектов НПС (рис.). Данная градация имеет существенное значение и для надзора в НПС. Для состава субъектов НПС в группе «Другие ФСВ» обязательными (а следовательно, контролируемыми в рамках надзора) являются требования главы 2 и частично глав 3 и 5 Закона о НПС, в то время как для субъектов НПС, действующих в составе платежных систем (группа «платеж-ные системы»), необходимым является выполнение наряду с главой 2 большинства требований глав 3-5, а для значимых платежных систем практически всех требований вышеупомянутых глав. Чем ниже Критерий 1 (при фиксированных значениях Критериев 2), тем больше состав платежных систем и тем большее количество субъектов НПС становятся поднадзорными и вынуждены нести бремя выполнения регуляторных требований Закона о НПС, и наоборот. Чем ниже Критерии 2, тем большее количество значимых платежных систем помимо требований, установленных законодательно, должно выполнять требования международных и отечественных стандартов, изданных в форме рекомендаций Банка России.

Задача мониторинга различных показателей функционирования платежных систем, деятельности субъектов НПС, а также, вероятно, иных экономических показателей, нацеленная на установление значений Критерия 1 и Критериев 2, и тем самым - на формирование субъектного состава НПС, имеет большое значение и должна быть поставлена таким образом, чтобы определять их с использованием формализованных методов.

Мониторинг в целях формирования субъектного состава НПС. Рассмотрим характеристики значимых платежных систем исходя из международных стандартов и отдельных примеров европейской практики [7, с. 26-34].

Признаки системно значимых платежных систем (далее - СЗПС) были определены Комитетом по платежным и расчетным системам Банка международных расчетов в отчете «Ключевые принципы для системно значимых платежных систем» [8] (далее - Ключевые принципы). Содержание рекомендаций данного документа нашло определенное отражение в Законе о НПС (ст. 22-24). Отличительной чертой СЗПС является способность вызывать системные нарушения или распространять финансовые потрясения внутри финансовой системы на национальном или даже международном уровне. Эта способность оценивается в первую очередь по размерам обрабатываемых системой платежей (в совокупности или индивидуально) относительно ресурсов участников и ресурсов финансовой системы в целом.

Банком России согласно Закону о НПС количественные размеры критериев системной значимости даны в абсолютных значениях (см. упомянутое ранее Указание Банка России № 2815-У). Если следовать характеристикам СЗПС в Ключевых принципах, то необходимым является проведение постоянного анализа показателей, характеризующих потоки платежей, проводимых через платежные системы, в сопоставлении с различными интегральными (макроэкономическими) показателями, к числу которых могут быть отнесены:

  • общие объемы и размеры индивидуальных платежей в НПС;
  • общие объемы и размеры индивидуальных платежей в платежной системе центрального банка;
  • общие объемы и размеры индивидуальных сделок на финансовом рынке;
  • объем валового внутреннего продукта.

В практике стран с развитой экономикой состав системно значимых платежных систем сформировался уже достаточно давно, и для них указанное сопоставление носит в основном аналитический характер. Для Российской Федерации и иных стран, в которых идентификация платежных систем находится в стадии становления, количественные характеристики играют важную роль как экономических ориентиров для участников финансового рынка, так и ориентиров в надзорной политике для центральных банков и других регуляторов.

Установление Законом о НПС минимальной величины индивидуального платежа в платежной системе, включаемого в общий объем для сопоставления с критерием системной значимости, свидетельствует о том, что в качестве системно значимых в Российской Федерации рассматриваются только платежные системы на крупные суммы (ст. 22.1 п. 1)\'. Иными словами, к системно значимым не может быть отнесена розничная платежная система (далее - РИС) вне зависимости от того, какой объем денежных переводов она осуществляет, поскольку в таких системах не проводятся переводы на крупные суммы (переводы свыше установленной Банком России суммы отдельного платежа).

Вместе с тем согласно ст. 22.2 в НПС социально значимыми могут быть признаны платежные системы, если переводы на малые суммы, не превышающие значения, установленного Банком России, превысят половину оборотов платежной системы при общем объеме этих оборотов свыше суммы, также устанавливаемой Банком России. Платежные системы с такими свойствами следует, видимо, отнести к розничным ввиду преобладания переводов на малые суммы. При этом высокое значение общего объема переводов в такой системе, сопоставимое с аналогичной величиной для критерия системной значимости, может потребовать пересмотра регулятором размера соответствующих критериев.

В качестве примера международной практики, отличной от российской, можно рассмотреть характеристики значимости, определенные Европейским центральным банком (ЕЦБ) [5]. В целях идентификации системно значимых РПС установлено несколько количественных критериев в абсолютных денежных значениях и долях (в процентах) от рыночных объемов или показателей национальной системы валовых расчетов в реальном времени, в том числе:

  • охват более 75% платежей рынка, осуществляемых через межбанковские розничные платежные системы и согласно иным платежным соглашениям;
  • более 10% совокупных объемов соответствующей системы валовых расчетов в реальном времени,
  • доля, равная 80%), которая приходится на пять крупнейших участников (степень концентрации);
  • коэффициент неттинга системы, составляющий 10% или менее, а также если дебетовая нетто-позиция участников достигает по меньшей мере 1 млрд евро.

Определив указанные характеристики, ЕЦБ тем самым признал, что такие РПС несут в себе системные риски и они должны контролироваться центральными банками так же, как и платежные системы для крупных сумм и платежные системы, обслуживающие финансовые рынки.

Сопоставление подхода ЕЦБ к идентификации СЗПС с критериями системной значимости в Законе о НПС приводит к выводу о необходимости решения задачи мониторинга платежных систем, рассматриваемой, во-первых, с точки зрения установления соответствия количественного критерия системной значимости тем свойствам СЗПС, которые приняты центральным банком, согласно, например, характеристикам СЗПС в Ключевых принципах, а во-вторых, с точки зрения анализа розничных систем на предмет их системной значимости аналогично, например, подходу ЕЦБ к системно значимым РПС, и при выявлении подобных тенденций нахождения адекватных решений (изменения граничных значений, предложений по внесению изменений в законодательство и т. п.).

Целям такого мониторинга может служить отчетность операторов ПС, формируемая согласно Указанию Банка России от 31.05.2012 № 2824-У «Об отчетности по платежным системам операторов платежных систем», в которой представляются общий объем и количество переводов в платежной системе (в том числе, в разрезе платежно-клиринго-вых и расчетных центров платежной системы). Кроме того в отчетности даны объемы переводов в разрезе трех составляющих в зависимости от суммы:

  • до 100 тыс. руб.;
  • от 100 тыс. до 100 млн руб.;
  • свыше 100 млн рублей.

Данные указанной отчетности позволяют сопоставить по каждой платежной системе значения общего объема переводов, определенные согласно ст. 22.1 и 22.2 Закона о НПС, со значениями соответствующих критериев значимости, определенных в настоящее время согласно Указанию Банка России № 2815-У в объеме 240 и 120 млрд руб., с учетом критериев для индивидуальных платежей на крупные (свыше 100 млн руб.) и малые (менее 100 тыс. руб.) суммы. Результатом такого сопоставления являются выводы о необходимости признания значимыми тех платежных систем, отчетность которых показывает превышение соответствующими показателями критериев, для чего в первую очередь и составляется данная отчетность.

Вместе с тем показателей указанной отчетности явно недостаточно для анализа и обоснования необходимости изменения соответствующих критериев объема переводов, а также значений для крупных и мелких сумм переводов, т. е. для оценки адекватности действующих значений этих критериев экономическим характеристикам значимых платежных систем, в том числе розничных. Для анализа объемных показателей необходимы данные не только по платежам в платежных системах, но и вне их, в том числе по платежам, проводимым в рамках прямых корреспондентских отношений и внутри-банковских трансакций. В целях данного анализа могут быть использованы также данные об объемах сделок на различных финансовых рынках, а также показатели, характеризующие рынок платежных услуг и его определенные сектора.

Задача анализа размера индивидуального платежа также потребует дополнительной информации, позволяющей видеть дневное распределение количества переводов в зависимости от суммы платежа. Востребованными для анализа могут быть как данные такого рода в целом по НПС, так и по каждой платежной системе. Вероятно, что сложность и громоздкость информационной базы д ля такого анализа может потребовать поиска более упрощенных моделей, ориентированных, например, исключительно на данные по платежной системе Банка России. Размер средней суммы платежа в БЭСП может служить ориентиром для установления критерия суммы индивидуального платежа для системной значимости, а средняя сумма платежа с использованием сервиса несрочного перевода - для соответствующего критерия в отношении социальной значимости.

Иные критерии социальной значимости, установленные согласно пл. 2-А ст. 22.2 Закона о НПС, не содержат объемных показателей и включают количественные показатели, касающиеся переводов (далее - категории перевода):

  • с использованием платежных карт;
  • без открытия счета;
  • по банковским счетам клиентов (за исключением переводов с использованием платежных карт).

Отсутствие в данных критериях объемных показателей свидетельствует о том, что аспекты системного риска не рас-сматриваются в их отношении как первостепенные. Вместе с тем мониторинг таких платежных систем может включать анализ их объемных показателей в целях выявления соответствующих тенденций и принятия необходимых решений.

Сопоставление категорий, применяемых для выявления социально значимых платежных систем в Российской Федерации по количественным критериям, с международным опытом позволяет определить подход ко второй задаче мониторинга платежных систем на основе подхода ЕЦБ и Евросистемы, которая выделила розничные платежные системы, имеющие существенное (prominent) значение в Евросоюзе по доле соответствующей системы на рынке более 25%. Для реализации данного подхода необходимо принять, что абсолютные количественные значения в отношении вышеупомянутых критериев могут определяться исходя из следующих предположений:

  • категории перевода, соответствующие количественным критериям согласно пл. 2-А ст. 22.2 Закона о НПС, определяют различие в соответствующих платежных услугах, рынки (сектора рынка) которых можно рассматривать как непересекающиеся; платежная система, услуги которой доминируют на соответствующем рынке, должна рассматриваться как социально значимая ввиду недостаточных альтернатив на этом рынке;
  • абсолютные значения данных критериев рассчитываются исходя из первоначально определяемой доли (в процентах), которая занимает платежная система в общем объеме платежных услуг, предоставляемых на соответствующем рынке.

В связи с этим необходимой является информация об общем объеме каждого сегмента рынка розничных платежных услуг соответственно категории перевода. При этом необходимо принимать во внимание, что отчетность операторов ПС не позволяет в полной мере выявить эти объемы. Их определенная доля предоставляется операторами ПДС вне рамок зарегистрированных платежных систем (в рамках других ФСВ). Чем выше значение объема переводов, определяемое Банком России согласно ст. 15.39 и Указанию Банка России № 2814-У, тем менее информативна отчетность операторов ПС для целей расчета объемов рынков РПС. Вероятно, что реализация данного подхода может потребовать:

  • информации из различных форм банковской отчетности;
  • специальных запросов в адрес операторов ПДС;
  • формирования новой или доработки действующей отчетности.

Также аналитической проработки может потребовать сопоставление реальных показателей платежных систем, занимающих первые позиции в каждой из групп, соответствующих категориям социальной значимости.

Вторая задача мониторинга платежных систем, таким образом, может быть нацелена на формирование объемных и количественных значений критериев социальной значимости, определяемых на основе сопоставления показателей платежных систем, занимающих доминирующие позиции в четырех группах, определенных ст. 22.2 Закона о НПС с учетом долей предоставляемых ими платежных услуг в каждой из подгрупп.

Наблюдение за значимыми платежными системами. Мировой опыт показывает, что Ключевые принципы, фактически признанные в качестве международных стандартов, применялись в различных странах для оценки системно значимых платежных систем, в том числе розничных, в сопоставлении с каждым принципом. При этом исторически, начиная с Принципов Ламфалусси [9], первостепенное значение отдавалось вопросам финансовых рисков как основного источника системного риска. Во многих странах центральные банки не выделяют, как правило, для мониторинга и оценки каких-либо еще платежных систем, кроме имеющих системную значимость. ЕЦБ и Евросистема в рамках своей политики наблюдения определили, как уже упоминалось, платежные системы существенной значимости, отмечая, что сбой в них может иметь серьезные экономические последствия и может подорвать доверие населения к платежным системам и национальной валюте в целом, но при этом он не ведет к системному риску. Соответственно этому был определен и подход к наблюдению за такими платежными системами: выполнение Ключевых принципов, связанных с финансовыми рисками, не оценивается со стороны ЕЦБ и Евросистемы. Состав ключевых принципов был ограничен: из 10 принципов примени-мыми были объявлены шесть.

Указанный подход ЕЦБ можно было бы, вероятно, принять за основу по отношению к российским социально значимым платежным системам и воспользоваться разработанными ЕЦБ стандартами для РПС. Однако в апреле 2012 г. Комитетом по платежным и расчетным системам Банка международных расчетов (КЛРС БМР) и Международной организацией комиссий по ценным бумагам (МОКЦБ) были приняты «Принципы для инфраструктур финансового рынка» [2] (далее - Принципы для ПФР), которые заменили Ключевые принципы и некоторые другие стандарты КЛРС-МОКЦБ. В декабре 2012 г. КПРС-МОКЦБ приняли другой документ - «Принципы для инфраструктур финансового рынка: структура раскрытия информации и методология оценки» [10] (далее - Методология оценки) и поставили перед национальными органами наблюдения (прежде всего членами КЛРС) задачу их внедрения. Вполне вероятно, что основные подходы ЕЦБ к платежным системам, имеющим системную и существенную значимость, сохранятся. Однако потребуется определенное время, чтобы проанализировать необходимые изменения и выполнить адаптацию Принципов для ПФР применительно к принятым ранее на основе Ключевых принципов европейских стандартов.

Задача установления стандартов из числа определенных Принципами для ПФР, применимых к социально значимым платежным системам, является весьма актуальной для Банка России. Ее реализация, как и в ЕЦБ, может опираться на концепцию слабого влияния возникающих в таких системах рисков на системный риск в НПС. Такого рода обоснование, возможно, потребует аргументированной позиции по вопросу отсутствия в настоящее время в Российской Федерации системно значимых РПС и в то же время формирования количественных и/или качественных характеристик их идентификации.

Кроме того, согласно Закону о НПС международные стандарты могут применяться для оценки значимых платежных систем, если они опубликованы на русском языке в изданиях Банка России. Указанные требования связаны с решением вопроса о том, какими свойствами должны отличаться данные публикации и в какой форме они должны приниматься Банком России. Опыт ЕЦБ показывает, что для принятия Принципов для ПФР может потребоваться:

  • политическое заявление о принятии Принципов для ПФР (в ЕЦБ такое решение в отношении Ключевых принципов оформлялось в виде решения Управляющего совета ЕЦБ и принятием политики наблюдения);
  • издание глоссария терминов, применяемых в целях реализации международных стандартов с учетом национальных особенностей их применения;
  • издание методики оценки - с учетом Методологии оценки;
  • издание, при необходимости, собственных стандартов в отношении РПС или иных объектов наблюдения.

В России, вероятно, потребуется пройти аналогичный путь, который для Банка России, в отличие от ЕЦБ, является весьма новым. Дополнительная сложность возникает в связи с необходимостью перевода Принципов для ПФР и Методологии оценки на русский язык и адаптации (или даже переработки) перевода с учетом требований российского законодательства и принятых в России правил делового оборота. При решении таких задач потребуется сопоставление новых международных стандартов с нормативно-правовой базой национальной платежной системы и финансовых рынков, что позволит:

  • определить степень соответствия формулировок принципов (в переводе на русский язык) содержанию законода-тельных требований;
  • определить необходимость и содержание доработки действующих или разработки новых документов Банка России для адекватного понимания и применения в российских условиях;
  • при необходимости переформулировать содержание и, возможно, перечень ключевых вопросов (кеу considerations) оценки;
  • формализовать процесс оценки, приняв за основу качественную оценочную шкалу с необходимыми изменениями и дополнениями;
  • сформировать структуру (формат) и содержание итоговой оценки с учетом рекомендуемых принципов;
  • установить (принять) структуру итогового обобщенного отчета по оцениваемым платежным системам.

При проведении указанного сопоставления необходимо учитывать требования ст. 35 Закона о НПС в отношении проведения оценки в соответствии с методикой оценки Банка России, а также Положения 380-П, детализирующего требо-вания к методике оценки и включающего:

  • базовые характеристики оценочных критериев, определенных Положением 380-П как набор специальных вопросов для оператора и других наблюдаемых организаций, обеспечивающих функционирование значимых платежных систем (далее - ЗПС), ответы на которые оцениваются на соответствие (несоответствие) рекомендациям для ЗПС;
  • возможность учета в методике оценки особенностей, связанных с системной или с социальной значимостью платежных систем и со спецификой их функционирования;
  • возможность отражения в методике всех или отдельных направлений функционирования ЗПС;
  • обязательность применения в рамках методики установленной Положением 380-П шкалы соответствия, при этом предусмотрена возможность применения в методике иного порядка определения степени соответствия.

Одновременно в процессе анализа не исключено формирование выводов о необходимости отдельных детализаций и дополнений Принципов для ИФР, учитывающих российские стандарты, как, например, Стандарт Банка России по информационной безопасности , или, как это сделал ЕЦБ, подготовив расширенный вариант по 7-му Ключевому принципу, связанному с операционным риском в следующих документах:

  • СТО БР ИББС-1.0-2010 Стандарт Банка России «Обеспечение информационной безопасности организаций банковской системы Российской Федерации».
  • Рекомендации по наблюдению за непрерывностью деятельности системно значимых платежных систем [11];
  • Руководство для оценки в отношении Рекомендаций по наблюдению за непрерывностью деятельности системно значимых платежных систем [12].

Согласно ст. 35 и Положению 380-П по результатам оценки Банком России инициируются изменения в деятельности наблюдаемых организаций, а также в организации и функционировании связанной с ними ЗПС в случае выявления недостатков (негативных факторов), которые могут привести к возникновению неблагоприятных последствий, с учетом размера причиняемого ущерба. Предложения по изменению включаются в отчет об оценке ЗПС.

Поскольку Методология оценки содержит рекомендации к структуре оценочного отчета, она может быть использована для формирования структуры отчета об оценке Банком России каждой значимой платежной системы и подготовки обзора результатов наблюдения, публикуемого Банком России.

В настоящее время в Российской Федерации действуют две системно значимые платежные системы:

  • платежная система Банка России (ПС БР);
  • платежная система НКО ЗАО НРД (ПС НРД). Деятельность данных платежных систем по-разному регулируется законом.

Правила ПС НРД согласно ст. 20.3, как и правила других платежных систем, за исключением ПС БР, являются договором, и их содержание должно соответствовать требованиям ст. 20.1. Что касается правил ПС БР, то они согласно ст. 20.9 определяются нормативными актами Банка России на основании Закона о НПС. Формулировка указанного требования создает предпосылки к специфике правил ПС БР по отношению к правилам иных платежных систем, поскольку оно (требование) не содержит обязанности Банка России формировать состав и содержание правил ПС БР строго в соответствии со ст. 20.1. Можно также констатировать, что ряд требований ст. 20.1 не отражен на текущий момент времени в публично доступных актах Банка России, касающихся ПС БР.

Вместе с тем, исходя из рекомендаций по обязанностям центральных банков, предусмотренных в Принципах для ИФР, Банк России должен следовать рекомендации о последовательном применении принципов. В соответствии с этой рекомендацией, если владельцем или оператором платежной системы или ее ключевых элементов является центральный банк, он должен по мере возможности применять к собственной системе такие же международные стандарты и столь же строго, как и к другим поднадзорным системам. В частности, он не должен ставить платежную систему частного сектора в менее выгодное положение, чем платежную систему, владельцем и оператором которой он является.

Мониторинг в рамках наблюдения в НПС. Как уже упоминалось, задачи мониторинга в рамках наблюдения ох-ватывают существенно больший состав субъектов НПС и связанных с ними объектов наблюдения по сравнению с ана-логичным составом, рассматриваемым при оценке. Эти задачи включают сбор информации, ее систематизацию и анализ.

Базовыми источниками информации являются:

  • документы, принятые в Банке России при регистрации операторов ПС;
  • материалы, полученные в рамках надзора в НПС;
  • отчетность, направляемая в Банк России операторами ПС, операторами УПИ;
  • материалы в СМИ, в том числе размещенные субъектами НПС на своих интернет-сайтах.

Характер указанной информации позволяет организовать работу с ней на постоянной основе, а соответствующие задачи могут рассматриваться как задачи регулярного мониторинга. В дополнение к этому в целях задач мониторинга, решаемых на единовременной или эпизодической основе, может использоваться информация, получаемая в рамках:

  • запросов информации от субъектов НПС;
  • анкетирования субъектов НПС.

В отличие от отчетности запросы, направляемые со стороны Банка России в соответствии со ст. 35.3 и 35.4 Закона о НПС, могут не быть регулярными, а запрашиваемая информация может представляться, например, однократно или от случая к случаю. Вместе с тем право Банка России получать информацию согласно указанным требованиям ведет к обязанности со стороны запрашиваемых организаций предоставить такую информацию.

Запросы Банка России могут касаться информации, относящейся исключительно к сведениям об оказываемых пла-тежных услугах и услугах платежной инфраструктуры. Если же в целях наблюдения Банк России интересует иная инфор-мация, то необходимые результаты могут быть достигнуты в рамках договоренностей между Банком России и наблюда-емой организацией, а также соглашений формального и неформального характера, например, в рамках анкетирования, имеющего нерегулярный характер со стороны Банка России и добровольный характер со стороны субъектов НПС.

Закон о НПС и Положение 380-П позволяют установить структурные направления в задачах систематизации и анализа:

  • по видам платежных услуг (п. 2.3 Положения 380-П) -перевод денежных средств, почтовый перевод, прием платежей;
  • по видам услуг платежной инфраструктуры (п. 2.4 Положения 380-П) - услуги операционного, платежно-кли-рингового, расчетного центров;
  • по видам платежных систем (п. 2.5 Положения 380-П) -системно значимые ПС, социально значимые ПС, прочие за-регистрированные ПС, иные ФСВ («квазисистемы», платежные схемы и т. п.).

По каждому из структурных направлений могут быть определены необходимые направления анализа и сформированы результаты (согласно п. 2.7. Положения 380-П).

Указанные действия определены как те или иные возможности, которые может реализовать Банк России. Вместе с тем конкретные действия в каждом из направлений не сформулированы. Это позволяет говорить о необходимости постановки практических задач мониторинга, включающих:

  • формулировку цели мониторинга;
  • структурные направления (одно или несколько направлений, группы элементов внутри направления, отдельный элемент (объект) мониторинга в направлении);
  • состав субъектов НПС, охватываемых направлением;
  • характер источников информации;
  • порядок и регламент (разовый, эпизодический, постоянно действующий) проведения анализа;
  • форму представления результатов, в том числе для возможной публикации в СМИ;
  • исполнителей в Банке России (структурные подразделения Банка России и/или территориальные учреждения Банка России).

Необходимо отметить, что задачи анализа в области межбанковских расчетов и перевода денежных средств решались Банком России и ранее. Однако с вступлением в силу Закона о НПС и принятием в соответствии с ним нормативных актов Банка России действующие аналитические задачи могут, а возможно, и должны быть пересмотрены в ракурсе деятельности по наблюдению в НПС. Хотя, как вид-но из формулировок п. 2.7. Положения 380-П, направления анализа представляются вполне традиционными, их конкре-тизация должна:

  • отвечать основным целям наблюдения ; цель в рамках каждого аналитического направления должна быть соответ-ствующим образом детализирована;
  • рассматриваться прежде всего с учетом задач развития НПС, что связано с формированием и распространением лучшего мирового и отечественного опыта.

Таким образом, цели мониторинга и содержание ожидаемых результатов должны прорабатываться изначально. Поскольку наблюдение в НПС направлено на обеспечение стабильности и развития НПС, соответствующие цели мо-ниторинга должны быть увязаны со стратегическими целями развития. Немаловажное значение в связи с этим приобре-тает вопрос об использовании международных стандартов в рамках мониторинга.

Закон о НПС предусматривает применение стандартов или лучшей международной и отечественной практики при осуществлении оценки, т. е. в рамках наблюдения за значимыми платежными системами. Соответственно Положение 380-П раскрывает понятие оценки, вводя аналогично Методологии оценки понятия оценочных критериев (аналог кеу considerations) и оценочной шкалы (аналог rating frame-work), в терминах которых и должна устанавливаться степень соответствия стандартам (т. е. оценка).

Вместе с тем отсутствие прямых законодательных норм об использовании международного опыта в рамках мониторинга вряд ли можно рассматривать как запрет на осуществление такой деятельности, если она не приводит к нарушению законодательства. Мировая практика показывает, что многие цели в сфере надзора/наблюдения за платежными системами достигаются путем морального влияния органа наблюдения и действий по изменению, осуществляемых на-блюдаемыми организациями на добровольной основе.

Следуя такой логике, в рамках мониторинга можно рассматривать большое количество задач с применением меж-дународных стандартов и лучшего мирового опыта в сфере платежных и инфраструктурных услуг, а также перевода денежных средств. К числу таких стандартов могут быть отнесены, к примеру, рекомендации, разработанные:

  • Евросистемой для применения в сфере платежных инструментов [6], а также в задачах обеспечения непрерывности деятельности [13] (business continuity);
  • Национальным Банком Бельгии для операторов услуг операционной инфраструктуры таких, как SWIFT [14].

В качестве основы для анализа могут быть взяты также многие отчеты КЛРС БМР с исследованиями в таких направ-лениях, как взаимовлияние платежных и расчетных систем, снижение риска в конверсионных операциях, инновации в сфере электронных денег, интернет- и мобильных платежах . При этом сопоставление с рекомендациями, подобными вы-шеуказанным, может выполняться различным образом и осуществляться без использования какой-либо оценочной шкалы, т. е. в иных формах и способах реализации, нежели это предусмотрено Законом о НПС и нормативными актами Банка России для оценки значимых платежных систем.

В связи с этим отметим среди направлений анализа (п. 2.7 Положения 380-П) «определение факторов, связанных с деятельностью объектов мониторинга в НПС, влияющих на развитие НПС и на национальную экономику». Данная формулировка явно направлена на задачи развития и не ограничивает характер факторов, позволяя, в частности, увязать их с задачей следования лучшим стандартам международной и отечественной практики. Такое видение позволяет в рам-ках анализа выполнять сопоставление с соответствующими рекомендациями из мировой практики, в том числе следуя логике Методологии оценки КПРС, но без применения такой категории оценки, как сопоставление с оценочной шкалой.

Наряду с международными стандартами необходимо также рассматривать в рамках мониторинга вопросы фор-мирования и внедрения лучшей отечественной практики. К числу таких направлений можно отнести, например, задачи мониторинга бесперебойности в НПС, а также мониторинга порядка обеспечения защиты информации при переводе денежных средств (далее - ПДС).

Задача мониторинга бесперебойности в НПС может быть направлена на формирование лучшей практики в реализации операторами платежных систем требований Банка России к показателям бесперебойности функционирования платежных систем и методикам анализа рисков в платежной системе. Задача мониторинга порядка обеспечения защиты информации при ПДС может быть увязана с продвижением лучшего отечественного опыта, позволяющего наиболее эффективным образом достигать высшей оценки выполнения требований к обеспечению защиты информации при осуществлении ПДС (оценки соответствия).

Задачи мониторинга могут формулироваться как на общесистемном, так и на региональном уровне.

На региональном уровне задачи мониторинга во многом предопределяются составом объектов наблюдения, субъектов НПС, представленных на территории региона. Перечень регионов, в которых представлены операторы ПС, весьма не-значителен, при этом их основная часть зарегистрирована в Москве. Это определяет некоторую специфику деятельности территориального учреждения, проявляющуюся в специфике взаимоотношений с операторами ПС, зарегистрированными в данном регионе, возможности непосредственного взаимодействия с их представителями в рамках мониторинга.

Общей же для всех регионов является задача мониторинга платежных услуг и услуг платежной инфраструктуры в ре-гиональном разрезе, в рамках которого важнейшими являются задачи анализа, направленные на выявление объектов мониторинга, занимающих лидирующие позиции в регионе, альтернативных конкурентоспособных рыночных инфраструктур.

Законом о НПС предусмотрена (в частности в ст. 28) бесперебойность функционирования платежной системы, бесперебойность осуществления перевода электронных денежных средств (ст. 12.6), бесперебойность оказания операционных услуг (ст. 17.8); Законом № 162-ФЗ - бесперебойность осуществления перевода денежных средств.

Согласно Положению Банка России от 9.06.2012 № 382-П «О требованиях к обеспечению защиты информации при осуществлении переводов денежных средств и о порядке осуществления Банком России контроля за соблюдением требований к обеспечению защиты информации при осуществлении переводов денежных средств» предусмотрена оценочная шкала от 0 (низший уровень) до 1 (высший уровень) с интервалом 0,25.

Задачи мониторинга общесистемного характера связаны с обобщением информации регионального уровня и форми-рованием интегральных аналитических форм и показателей в структуре, определяемой исходя из стратегических целей наблюдения, в том числе мониторинга. Обобщенная информация включает результаты анализа информации о значимых платежных системах, в том числе, возможно, специфической для применения при их оценке и инициирования изменений.

Политика наблюдения. Анализ Закона о НПС и Положения 380-П показывает, что базовое регулирование наблюдения в НПС носит весьма общий, рамочный характер. Оно затрагивает широкое поле аспектов деятельности Банка России, которое в целях практической реализации нуждается в конкретизации. К числу таких аспектов можно отнести следующие.

В задачах идентификации значимых платежных систем:

  • принятие содержательных характеристик системно значимых платежных систем (факторов системного риска) в увязке с законодательно установленными количественными и качественными характеристиками платежных систем для крупных сумм и платежных систем, обслуживающих сделки на финансовых рынках;
  • формирование подхода к идентификации системно значимых розничных платежных систем, включая их количественные характеристики и критерии признания, отличные от социально значимых РПС;
  • постановка и реализация задачи мониторинга платежных систем и иных форм согласованного взаимодействия при переводе денежных средств, включающего, в частности, анализ макроэкономических показателей НПС и национальной экономики в целях обоснованного формирования и изменения состава значимых платежных систем.

В задачах наблюдения за значимыми платежными системами:

  • принятие и адаптация международных стандартов для системно значимых платежных систем, прежде всего Принципов для ПФР и Методологии оценки, путем издания необходимых рекомендаций, разъяснений и иных документов Банка России;
  • анализ Принципов для ПФР и на его основе формирование стандартов, применимых к социально значимым платежным системам, а также, в перспективе, к системно значимым РПС, и подготовка соответствующих документов Банка России.

В задачах мониторинга, осуществляемого в рамках наблюдения в НПС:

  • формирование базовых (приоритетных) направлений мониторинга в отношении субъектов НПС, оказьшающих платежные услуги и услуги платежной инфраструктуры, в целях выработки и развития стандартов их деятельности, включающих, в частности, стандарты для платежных инструментов, стандарты для платежных инфраструктур, включая ключевых провайдеров операционных услуг, стандарты взаимодействия инфраструктур и платежных систем и т. д.;
  • постановка практических задач мониторинга с детализацией целей, охвата, форм и методов деятельности;
  • определение международных стандартов и рекомендаций, применимых к практическому применению при мониторинге, и подготовка на их основе рекомендаций Банка России;
  • формирование задач мониторинга, происходящих из особенностей национального законодательства и российской практики.

Постановка задач по реализации указанных направлений деятельности определяет по существу программу, направленную на развитие в сфере платежных систем и реализуемую в рамках наблюдения в НПС. Такие программы, рассматриваемые в ряде стран как Политики наблюдения, раскрывают прежде всего роль центрального банка как органа наблюдения. Вместе с тем задачи развития достигаются также действиями центрального банка в роли оператора собственной платежной системы (операционная роль), а также в роли, способствующей повышению эффективности в более широких задачах финансового и экономического развития (роль катализатора развития).

Платежные системы центральных банков являются основными инфраструктурами, используемыми для реализации денежно-кредитной политики, обеспечения функционирования денежных и финансовых рынков. Перевод денежных средств по счетам в центральном банке осуществляется с минимальными или ничтожными кредитными рисками, с немедленным подтверждением окончательности и возможностью их незамедлительного использования. Механизмы управления ликвидностью, как правило, содержат четкие процедуры, достаточно легкий доступ к ликвидности и позволяют поддерживать необходимый уровень риска ликвидности. В платежных системах центральных банков поддерживаются надежные механизмы в целях обеспечения непрерывности деятельности и устойчивости системы. Это позволяет центральному банку гарантировать доступ банковского сектора к имеющейся ликвидности и тем самым способствует поддержанию финансовой стабильности.

Весьма широкий круг задач решается центральными банками как катализаторами развития. К числу таких задач можно отнести:

  • повышение эффективности в области финансовой интеграции и развития финансового рынка;
  • способствование кооперации, обеспечение координации и взаимодействия различных организаций и институтов, представленных на финансовом рынке; стремление достигать необходимых решений на рынке путем прежде всего морального влияния, нежели использования права регулировать (устанавливать границы) отношения и контролировать их выполнение;
  • продвижение и развитие технических стандартов, применяемых в процессе проведения платежей и способствующих повышению эффективности передачи информации, совместимости различных технических интерфейсов и сквозной автоматизированной обработке;
  • интеграция инфраструктур, действующих на финансовом рынке, когда применяемые инструменты становятся слишком дорогими или сложными, что делает неэффективным размещение капитала и может быть связано с возрастанием уровня рисков;
  • распространение высокого уровня компетенции центрального банка, экспертных знаний, в том числе путем различного рода публикаций и общественных коммуникаций.

Стратегия развития НПС охватывает направления деятельности, адекватные всем ролям, которые Банк России реализует в соответствии как с законодательными полномочиями, так и согласно международным принципам:

  • как катализатора развития в сфере НПС;
  • как оператора собственной платежной системы;
  • как органа надзора и наблюдения в НПС. Основная часть содержания Стратегии развития НПС посвящена задачам, которые Банк России будет выполнять, действуя, если исходить из международной практики, в роли катализатора развития.

Задача развития платежной системы Банка России предусмотрена по направлению «Развитие платежных систем и платежной инфраструктуры» со ссылкой на Концепцию развития платежной системы Банка России на период до 2015 года, одобренную решением Совета директоров Банка России от 16.07.2010, в которой соответствующие задачи раскрыты достаточно подробно.

В целях оценки роли Банка России в развитии как органа надзора/наблюдения следует отметить, что направления Стратегии развития НПС сопоставимы с направлениями воздействия плана развития, представленного в отчете КПРС 2006 г. «Общее руководство по развитию национальной платежной системы» [15] (табл. 2).

Обращает на себя внимание тот факт, что КПРС выделяет наблюдение (оверсайт) как отдельный элемент в числе ключевых элементов НПС, которые определяются целями реформирования, в то время как в Стратегии развития НПС надзор и наблюдение в НПС (соответствующие оверсайту КПРС) в явном виде отражены весьма ограниченно и лишь по направлению «Совершенствование регулирования и правоприменения в НПС». Следуя международному опыту, Банк России должен публиковать свои принципы и политику в сфере наблюдения в НПС, что может быть предусмотрено, например, Планом мероприятий по реализации Стратегии развития НПС, разрабатываемым в настоящее время Банком России.

В разных странах политики наблюдения как документы центрального банка формируются по-разному.

Так, в Евросистеме и Банке Японии подготовлены и поддерживаются отдельные документы с соответствующими названиями, которые в рамках политики наблюдения определяют использование международных стандартов в целях наблюдения, роль центрального банка, объекты наблюдения, формы и методы деятельности и другие аспекты. Банк Японии в своем документе, выпущенном в марте 2013 г., уже определил Принципы для ИФР в качестве стандартов для национальных ПФР

Основополагающим документом Банка Англии можно считать документ «Оверсайт платежных систем», изданный в 2000 г. С 2005 г. Банк Англии начал ежегодно выпускать «Отчет об оверсайте платежных систем», в котором публикуются материалы, характеризующие деятельность платежных систем, включая вопросы их оценки, отмечаются достигнутые результаты, ставятся задачи на перспективу. Так, в отчете 2005 г. Банк Англии заявил о намерении создать рискориентированную структуру оверсайта и в последующие годы активно продвинулся в этом направлении [16]. В отчете 2011 г. Банк Англии объявил, что в соответствии с Банковским актом 2009 г., в дополнение к 10 Ключевым принципам в целях оценки будут применяться еще четыре (бизнес-риск, взаимозависимости, косвенное участие, аутсорсинг). В отчете 2013 г. Банк Англии опубликовал перечень Принципов для ИФР и представил в связи с этим свои задачи и приоритеты на текущий год. В апреле 2013 г. также был принят документ «Подход Банка Англии к надзору за инфраструктурами финансовых рынков» , в котором ключевой основой надзорной деятельности признаны Принципы для ИФР.

Банком Канады издано и при необходимости обновляется «Руководство о деятельности Банка Канады по оверсайту в соответствии с Актом о платежном клиринге и расчетах. В редакции, принятой в 2013 г. , изложены законодательные основы для оверсайта, основные элементы назначения значимых ИФР, раскрыты элементы и особенности оверсайта в Канаде. Банк Канады требует, чтобы все назначенные ИФР соблюдали Принципы для ИФР, при этом в документе данные принципы изложены в виде 10 обобщенных требований (Overview of the Requirements).

Основа политики в области платежных систем Австралии представлена на сайте Резервного банка Австралии (РБА) в двух направлениях :

  • в части полномочий Совета платежных систем, возглавляемого Председателем РБА и включающего в качестве членов представителей государственных и бизнес-структур;
  • в части Принципов для ИФР и ответственности РБА за их внедрение значимыми инфраструктурами Австралии.

Совет платежных систем несет ответственность за оверсайт платежной системы RITS, которой владеет и управляет РБА. Для этого Совету направляется отчет РБА о самооценке на соответствие международным стандартам. Помимо самооценки Советом рассматриваются также любые существенные изменения, произошедшие между оценками.

Предполагается, что с 2013 г. Совет будет проводить оценки на соответствие Принципам для ИФР на ежегодной основе.

В США Федеральная резервная система (ФРС) в основе своей политики в сфере наблюдения за платежными и расчетными системами определила материалы трех документов:

  • Часть 1 «Политики ФРС в области рисков платежных систем»5;
  • международные стандарты КПРС-МОКПБ для системно значимых платежных систем, систем расчетов по ценным бумагам и центральных контрагентов;
  • отчет КПРС «Наблюдение центральных банков за платежными и расчетными системами», включая следование 10 принципам эффективного наблюдения.

Хотя в характеристике международных стандартов на сайте ФРС упоминается разработка Принципов для ИФР, информации о сроках начала их применения на текущий момент сайт не содержит. Требованиями Закона о НПС определены базовые задачи к надзору и наблюдению в НПС, которые предопределяют и аспекты политики. Среди них в рамках наблюдения в НПС прямо предусмотрено применение международных стандартов. Характер и полнота этих стандартов определяется Банком России, который, являясь членом КПРС, должен следовать его решениям, в том числе о внедрении Принципов для ПИФР. Это предполагает публичность соответствующего заявления Банка России, в частности, путем его публикации в открытой печати с необходимыми дополнениями в отношении возможной специфики применения в условиях Российской Федерации.

Банк России располагает множеством возможностей в отношении способов изложения собственной политики наблюдения:

  • при издании международных стандартов, переведенных для применения в качестве рекомендаций Банка России, как, например, письмо Банка России № 94-Т [3];
  • в Плане мероприятий по реализации Стратегии развития НПС;
  • в рамках аналитических выпусков в издании Банка России «Платежные и расчетные системы» в серии «Наблюдение за платежными и расчетными системами»;
  • в форме самостоятельного документа, принимаемого Советом директоров аналогично Стратегии развития НПС или Концепции развития ПС БР и публикуемого в официальном издании Банка России - «Вестнике Банка России».

Выводы. Принятием Закона о НПС, нормативных актов Банка России, Стратегии развития НПС созданы базовые основы для осуществления наблюдения в НПС. Вместе с тем практическая реализация наблюдения связана с дальнейшей разработкой Банком России ряда документов, ключевыми из которых станут документы, подготовленные Банком России на основе международных стандартов. Содержательные (не формалистические) характеристики платежных систем, в том числе их значимости, позволят обоснованно сфокусировать задачу мониторинга в направлении установления критериальных значений для идентификации приоритетных объектов наблюдения и объектов надзора. Использование лучшего мирового опыта для практической реализации в задачах Банка России по наблюдению в НПС, включая внедрение международных стандартов, оценку соответствия им, прозрачность политики наблюдения как важной компоненты развития НПС, будет способствовать надежному функционированию ключевых платежных инфраструктур и в целом стабильности НПС.

Список литературы

  1. Стратегия развития национальной платежной системы//Вестник Банка России. 2013. № 19(1415).
  2. Principles for financial market infrastructures. BIS. April 2012. http://www.bis.org/publ/cpssl01a.pdf
  3. Письмо Банка России от 29.06.2012 № 94-Т «О документе Комитета по платежным и расчетным системам «Принципы для инфраструктур финансового рынка».
  4. Тамаров П. А. Надзор и наблюдение в платежной системе России: сопоставление с международной практикой // Банковское дело. 2012. № 2.
  5. Наблюдение центрального банка за платежными и расчетными системами // Платежные и расчетные системы. Международный опыт. Выпуск 2. 2007. Декабрь.
  6. Стандарты наблюдения за европейскими розничными платежными системами. Наблюдение за платежными схемами, функционирующими с использованием карт. Стандарты. Наблюдение за системами прямого дебета. Стандарты. Наблюдение за системами кредитовых переводов. Стандарты // Платежные и расчетные системы. Международный опыт. Выпуск 21. 2010.
  7. Тамаров П. А. Международные стандарты для платежных систем и направления их практического применения в Евросоюзе // Деньги и кредит. 2013. № 6.
  8. Ключевые принципы для системно значимых платежных систем // Платежные и расчетные системы. Международный опыт. Выпуск 23. 2011.
  9. Report of the Committee on Interbank Netting Schemes of the Central Banks the Group of Ten Countries (Lamfalussy Report). BIS. Basel. November 1990. http://www.bis.org/publ/ cpss04.pdf
  10. Principles for financial market infrastructures: disclosure framework and assessment methodology. BIS. December 2012. http://www.bis.org/publ/cpssl06.pdf
  11. Business continuity oversight expectations for systemi-cally important payment systems (SIPS). ECB. 9.06.2006. http:// www.ecb.int/pub/pdf/other/businesscontinuitysips2006 en.pdf
  12. Guide for the assessment against the business continuity oversight expectations for SIPS. ECB. November 2007. http:// www.ecb.int/payrn/cons/shared/files/pscc_guide_070514.pdf
  13. Руководящие принципы обеспечения непрерывности бизнеса. Рекомендации по наблюдению за непрерывностью деятельности для системно значимых платежных систем (СиПС) // Платежные и расчетные системы. Международный опыт. Выпуск 15. 2009.
  14. High Level Expectations for the oversight of SWIFT. NBB. 2007. http://www.nbb.be/doc/ts/enterprise/ activities/over-sight/FSR_2007EN_oversight%20of%20SWIFT_article%20 HLEs.pdf
  15. General guidance for national payment system development. BIS. January 2006. http://www.bis.org/publ/ cpss70.htm
  16. Норман Б., Брирли П., Биббард П., Мейсон Э., Мелдрам Э. Риск-ориентированная методология наблюдения за платежными системами. Наблюдение Банка Англии за межбанковскими платежными системами в соответствии с «Законом о банковской деятельности» 2009 года; Кемппяйнен К. Конкуренция и регулирование в европейских розничных платежных системах // Платежные и расчетные системы. Международный опыт. Выпуск 27. 2011.

Автор: П. А. Тамаров, начальник Управления регулирования надзора и наблюдения в национальной платежной системе Департамента регулирования расчетов Банка России, кандидат технических наук.

Оставить комментарий

Рубрика Национальная Платежная Система

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *