Российский фондовый рынок на современном этапе развития

При обсуждении проблем Российского фондового рынка основной упор делается на выяснении того, насколько он сохранился после пресловутого 17 августа, т.е. после объявления правительством моратория на выплату по внешним долгам и отказа от погашения своих долгов по ГКО.

Сказать, что фондовый рынок прекратил в России свое существование именно после этого момента и, что именно тогда последовал грандиозный обвал, не совсем верно. Еще задолго до этого, с началом азиатского фондового кризиса, началось оглушительное падение рынка, падение мировых цен на энергоносители и т.д., т.е. все надежды российского правительства, все то, на чем был основан государственный бюджет, рухнуло практически в одночасье. Котировки акций ведущих российских компаний снизились более чем в два раза, что достаточно ощутимо, однако, необходимо иметь в виду, что до этого момента они снизились за год в среднем в 10 раз!

Вообще, наверное, как раньше, так и сейчас нельзя говорить о состоянии фондового рынка в России по той причине, что рынок, как таковой, отсутствует. Основой любого рынка является выполнение заложенных в него функций, иначе получаем некую декорацию, впрочем, в нашем случае достаточно внушительную, которую вполне можно обсуждать и комментировать. Фундаментальной функцией фондового рынка является распределение денежных средств между предприятиями — от менее эффективных к более, тем самым закладывая основы для рационального использования ресурсов. В качестве второй функции выступает предлагаемая рынком возможность привлечения дополнительных ресурсов.

Вспомним, как сформировался Российский фондовый рынок. Естественно, что в силу исторических причин он не мог быть создан сам по себе, основные фонды к этому времени уже существовали. Первая особенность нашего рынка заключается в том, что он создавался преимущественно административно. Здесь имеется в виду сам процесс формирования собственников посредством приватизации. Уже на данном этапе, если опустить различные пирамиды, которыми поначалу изобиловал рынок, мы не получили собственников. Большая часть пакетов реальных предприятий сразу же осела у определенного, сильно ограниченного круга лиц. Наличие пакета подразумевало лишь контроль, но не возможные выгоды рынка по части привлечения и распределения средств. Таким образом, на самом рынке осталась лишь малая толика обращающихся ценных бумаг, естественно, что никакого интереса, кроме как спекулятивного, она не предоставляла.

Если проследить историю сделок в Российской торговой системе (РТС) как наиболее крупного внебиржевого оборотного центра, то представленное утверждение станет вполне очевидным. Сделки заключаются лишь по определенному кругу эмитентов, акции которых именуются голубыми фишками, это такие гиганты, как РАО ЕС, РАО Газпром, Лукойл, и т.д. В целом их не более 10. Однако в РТС листинг прошли гораздо больше эмитентов, но фактических сделок по ним нет, они никому не интересны, ни с точки зрения портфельных, ни тем более в качестве объекта для стратегических инвестиций.

Конечно, стоит заметить и то, что в инвестиционном буме 1997 г. принимали участие практически все эмитенты, акции которых обращались на всевозможных биржевых площадках. Однако количество заключавшихся сделок носило все тот же спекулятивный характер. Причина подъема лежала исключительно в иностранных вливаниях. Когда во время азиатского фондового кризиса те небольшие деньги, которые западные инвесторы доверили России, начали выводиться, рынок достаточно быстро вернулся на свои прежние позиций начала 1996 г.

Именно в то время большинство отечественных компаний начали задумываться о том, как привлечь дополнительные деньги с помощью фондового рынка. На большинстве крупных предприятий стали сформировываться программы по выходу на богатые американские и европейские фондовые рынки посредством выпуска депозитарных расписок, евробондов и т.д. Некоторые программы были осуществлены, но большинство из них с началом кризиса было свернуто, и с тех пор о них больше не вспоминают. Тем не менее начало формирования рынка было многообещающим, но так до конца и не состоявшимся.

Об отсутствии даже небольшой распределительной составляющей рынка говорит и факт практически полной корреляции между движениями биржевой стоимости акции у всех компаний. Такое явление, как разная направленность векторов рыночной цены, на нашем рынке практически отсутствовало. Это является дополнительным подтверждением неперераспределении средств. Во-первых, этого не может быть когда все цены двигаются либо вверх, либо вниз в зависимости от того, выводятся деньги из рынка или же, наоборот, поступают на него в силу каких-либо третьих, скажем, политических или иных причин. Во-вторых, в России лишь малая часть денежных средств зарезервирована для работы на рынке, остальная появляется там по мере того, как доходность от других источников падает либо появляются средства с западных рынков.

Таким образом, фондовый рынок у нас так и не успел появиться. Скорее, в России возникло несколько дополнительных общественных институтов в виде наличия акционерного капитала как такового, участников спекулятивной игры с помощью этого капитала и организаторов этой игры в виде бирж, торговых площадок, обслуживающих организаций – депозитарии, реестродержатели и т.д. В принципе вполне очевидно, что вся эта отнюдь не маленькая инфраструктура в большей мере обслуживает саму себя, перераспределяя участвующие на рынке средства между собой и периодически получая свежие вливания от внешних инвестиций и частных инвесторов, имеющих свободные денежные средства, без ориентиров возможных вложений, кроме как в фондовый рынок.

Рассмотрим возможные перспективы фондового рынка в России. Исходя из двух лет функционирования, последовавших после ухода иностранных инвесторов и дефолта 17 августа, можно с уверенностью сказать, что самые пессимистические прогнозы относительно полного его распада не оправдались. Здесь не последнюю роль играют и институциональные инвесторы, сформировавшиеся в период безудержного роста рынка и сумевшие последовательно выдержать все удары, которые обрушивались на него в дальнейшим. Как уже говорилось, рынок работает, обслуживая сам себя, причем, на примере событий последнего года, работает, в какой-то мере не обращая внимания на все те внутриполитические коллизии, которые то и дело возникали на протяжении 1999 г.

Как один из самых ярких примеров представляется ситуация, возникшая на рынке с отставкой Е.М. Примакова, когда после внушительного падения, последовавшего за объявлением отставки, последовал возврат на прежние позиции в течение нескольких дней, после чего возобновился оглушительный июльский рост 1999 г. Конечно, основным движущим мотивом рынка в тот момент был продолжавшийся рост мировых цен на нефть, но все же предоставляется уместным вспомнить, как была воспринята отставка страной и что именно с Примаковым ассоциировалось в стране такое понятие, как стабильность. Далее ни начавшаяся чеченская кампания, ни осложнение отношений с внешними кредиторами, ни принятие чересчур зависимого и априори невыполнимого бюджета практически никак не влияли на движение рыночных цен.

Все это позволяет сказать, что при отсутствии глобальных потрясений рынок с переменным успехом будет продолжать свое существование, оставаясь достаточно притягательным для портфельных инвесторов, так как доходность нашего рынка одна самых высоких в мире, а по итогам 1999 г. стала самой высокой для развивающихся рынков.

Вопрос заключается в том, когда изначально заданные фондовому рынку функции будут соответствовать его содержанию. Конечно, решение этого вопроса вряд ли лежит в его компетенции. Все предпосылки для этого созданы, остается ждать их востребованности реальной макроэкономической ситуацией.

Автор: Д.Ю. СЕЛЕННОВ

Оставить комментарий

Категория Образование

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *